Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Я

Роудс «Создание атомной бомбы»

Так получилось, что на книгах о ядерной физике я практически вырос. Перерисовывал бессчётное количество раз таблицу Менделеева, читал биографию Марии Кюри авторства её дочери, книгу Флёрова «На пути к сверхэлементам» и много чего ещё. Уже в зрелом возрасте я осознал, что столь волновавшие меня исследования в области трансуранов — всего лишь побочка советской ядерной программы, о которой написано и издано очень мало. Кое-что есть в мемуарах Сахарова, отдельные куски мне попадались ещё в чьих-то мемуарах, а так — сухая хронология, ядерная бомба в 1949-м, термоядерная — в 1952-м, с опережением американцев. То, что спутник напугал американцев потому, что демонстрировал, что у СССР есть не только бомба, но и средства её доставки, тоже стало мне понятно в сильно старшем возрасте.

Соответственно, про Манхеттенский проект и американскую ядерную программу (с пинками за Хиросиму, разумеется) на русском языке писали больше, чем про советскую. И Гровса издавали (очень интересные мемуары с менеджерской точки зрения, кстати). Но книга Роудса превосходит всё, что я читал ранее.

Написана она довольно давно, Путлицеровская премия 1987, кажется, года. Соответственно, автор успел застать многих участников проекта и поговорить с ними. На русский язык перевели в прошлом году, кажется, дополненное издание. Очень подробное изложение и политического контекста, который в советских книгах пробегал как сам собой разумеющийся — сначала гонка с Германией, потом средство ускорить капитуляцию Японии. Нет любимого отечественными авторами тезиса о склонном к сотрудничеству с СССР Рузвельте и враждебном Трумэне. Упоминаются пунктиром немецкая и японская ядерные программы, и парой фраз - советская. Клаус Фукс упоминается три раза, супруги Розенберг — ни разу. За скобками остался процесс Оппенгеймера, например. Достаточно подробно описываются технические детали, много говорится об организации работ, о мотивации участников проекта. Неожиданным для меня оказалось то, что Теллер замышлял термоядерную бомбу ещё на старте Манхеттенского проекта.

В общем, всячески рекомендую к прочтению. Чтобы два раза не вставать — Михаил Шифман (traveller2) публиковал у себя в ЖЖ отрывки из своей книги про супругов Пайерлс, участников Манхеттенского проекта. Понятно, что у него это во многом публицистика и реконструкция, но читать есть смысл. This entry was originally posted at https://beldmit.dreamwidth.org/945087.html. Your comment? (comment count unavailable comments)
Я

«Цирцея» Мадлен Миллер

Прочитал «Песнь Ахилла» и «Цирцею» Мадлен Миллер. Сюжет и тематика понятны более-менее всем, кто знаком с греческими мифами.

«Песнь» мне не зашла. Рассказ от имени Патрокла, при этом Патрокл представлен там чуть ли не мальчиком-зайчиком, который плохо представляет, с какого конца берут копьё. Извините, не верю.

«Цирцея», кажется, намного глубже. Возможно, то, что про заглавную героиню помнят только то, что она превращала моряков в свиней, меньше ограничивало творчество. Написано хорошо и главное — психологически достоверно, вне зависимости от того, верить ли авторской трактовке остальных персонажей (которая, опять же, здравому смыслу не противоречит). В общем, рекомендую любителям Древней Греции.

Чтобы два раза не вставать: что бы такое почитать по греческим мифам и их эволюции, менее занудное, чем Грейвс (при всей любви к его дотошности). Ну вот знаю я, например, что Посейдон был главным богом, пока его не потеснил Зевс — и оттуда частичное дублирование сюжетов о подвигах Тесея и Геракла, например.

Голосовкера, если что, читал. This entry was originally posted at https://beldmit.dreamwidth.org/941746.html. Your comment? (comment count unavailable comments)
Человеческое лицо

Чтобы не сгинуло в Фейсбуке

Иван Давыдов

Каждое утро ангелы строятся на поверку.
Их доспехи из золота, звезды слепнут от их красы.
А у моего заступника там, сверху –
Только хвост и усы.

Голоса у ангелов дивны -
Как раз для их песнопений дивных,
А мой не поет Господу гимны,
Зато хрюкочет, как маленький холодильник.

Ему не доверят лиры,
Потому что у него лапки,
Но когда на душе дыры –
Он ставит заплатки.

Душа моя латаная-перелатаная,
Вдоль изодранная и поперек.
Бывает и у ангелов погода нелетная,
А вот он дойдет на своих четырех.

Правда, иногда он точит о тучи когти.
И тогда несет тоска меня в пустоту.
Но махнет Господь рукой моему коте,
И он опять на посту.

Тяжело противиться смертному голоду.
Станет и мне дорогой небес гладь.
Он подойдет, подставит большую глупую голову:
Гладь! This entry was originally posted at https://beldmit.dreamwidth.org/941493.html. Your comment? (comment count unavailable comments)
Я

Про то, как я учу чешский

Эпиграф.

Японец хвастается:
— Я много лет уцил русский язык! Тысяцу слов уцил-уцил! Две тысяци слов уцил-уцил! Все они у меня тут (стучит себя по голове), в зопе!
Collapse ) This entry was originally posted at https://beldmit.dreamwidth.org/938970.html. Your comment? (comment count unavailable comments)
Я

Книжный флешмоб

Я тут в рамках книжного флешмоба выкладывал в фейсбуке 12 обложек книг, которые на меня повлияли. Сюда я их выложу списком. Порядок произвольный.

Снегов "Люди как боги"
Стругацкие "Град обреченный"
Херриот "О всех созданиях — больших и малых"
Толкин "Властелин колец"
Сапковский "Ведьмак"
Рихтер "Создание эффективных приложений под Windows"
Шнайер "Прикладная криптография"
Ларри Уолл "Программирование на Perl"
Буджолд "Гражданская кампания"
Кинг "Оно"
Дудинцев "Белые одежды"
Желязны "Князь света"

Понятно, что повлияло гораздо больше книг, но эти несомненно. This entry was originally posted at https://beldmit.dreamwidth.org/937320.html. Your comment? (comment count unavailable comments)
Я

Из фейсбука - два

Дмитрий Коломенский - Поэзия.ру:

Познакомьтесь: это Вера Петровна – она людоед.
И не то чтобы Вера Петровна варила людей на обед – нет!
И не то чтобы Вера Петровна кралась в ночи тайком,
Поигрывая клинком, потюкивая клюкой, поцыкивая клыком –
Вот опять-таки нет! Вера Петровна растет как цветок:
Если дует западный ветер – клонится на восток,
Если дует восточный – на запад. И, что важнее всего,
В эти моменты Вера Петровна не ест никого.

Но когда начальник – не важно, велик ли он, мал –
Рассуждая публично о мире и счастье, подает особый сигнал,
Некий знак – то Вера Петровна считывает его на раз.
И тогда у нее распрямляются плечи, загорается красным глаз,
Отрастает религиозное чувство, классовая ненависть, девичья честь –
И она начинает искать кого бы съесть.
Обнаружив враждебный взгляд, ядовитый язык, неприятный нос,
Простодушная Вера Петровна пишет донос,
Изощренная Вера Петровна пишет пособие или статью
Под названием «Наиболее полный перечень рекомендаций
.............................по выявлению и пресечению деятельности
.............................политически вредных элементов,
.............................мешающих России подняться с колен и жить в раю».
А самая-самая Вера Петровна знает, что за так человечинки не поднесут,
И устраивается работать в полицию, прокуратуру, суд –
Там и мясо свежей, и поставки бесперебойней, и устроено все по уму;
И вообще, в коллективе питаться полезней, чем одному, чему
Существует масса примеров – в любой стране и во все века.
А уж соус, под которым человечинка наиболее сладка,
Выбирается в соответствии с эпохой, когда устанавливаются
Нормативы и параметры заготовок людского мясца.

Но потом времена меняются, начальство сигналит отбой.
Тут же Вера Петровна никнет плечами, красный глаз меняет на голубой
Или карий; чувства, ненависть, честь умеряют пыл –
Человек становится с виду таким же, как был.
И мы едем с Верой Петровной в автобусе, обсуждаем дела –
Что редиска в этом году не пошла, а картошка пошла,
Что декабрь обещают бесснежный. И тут я вижу, что
Она как-то странно смотрит, будто пытается сквозь пальто
Разглядеть, какую часть меня – на жаркое, какую – в щи…
– Да и с мясом сейчас непросто, – говорит, – ищи-свищи –
Днем с огнем не найдешь пристойного.
......................................................................Открываю рот.
Что сказать – не знаю, куда бежать – невдомек.
А мотор урчит, сердце стучит, автобус ползет вперед
И в глазу у Веры Петровны кровавый горит огонек This entry was originally posted at https://beldmit.dreamwidth.org/935727.html. Your comment? (comment count unavailable comments)
Я

Из фейсбука - раз

Сергей Плотов

Оруэлл наливает Кафке полный стакан.
С горкой. Молча. Потом наливает стакан себе.
Словно старые рельсы, травой зарастает строка.
Сказано всё. Дальше можно молчать о судьбе,
Пожимать плечами, отстукивать пальцами марш,
Запустить в камин второй или третий том.
Ибо дело одно – сочинить отличный кошмар,
И совсем другое – зависнуть в кошмаре том.

Франц и Джордж сидят, вспоминая былой уют -
И здоровье было покрепче, и взгляд лукав.
Тостов нет, потому что за будущее не пьют,
А за настоящее – лишь не чокаясь, под рукав.

Джордж пропивает остатки наивных dreams.
Франц не стирает слёзы с небритых щёк.
Возвращаются Гоголь и Салтыков-Щедрин.
Ларёк работал. Они принесли ещё. This entry was originally posted at https://beldmit.dreamwidth.org/935595.html. Your comment? (comment count unavailable comments)
Я

Задумался тут.

У Роулинг достаточно простой английский язык. Шестую и седьмую книгу «Гарри Поттера» я читал в оригинале не сильно напрягаясь, и тогдашний мой уровень английского позволял следить за сюжетом. Свежего Гелбрейта я читал уже зная английский несколько лучше, и там мне удавалось получать удовольствие не только от сюжета, но и от языка.

Собственно, интересно, насколько её популярность обязана именно языку. This entry was originally posted at https://beldmit.dreamwidth.org/932397.html. Your comment? (comment count unavailable comments)
Я

Сергей Плотов

В маленькой баночке лук превращается в спрута.
В банке побольше – чайный медузится гриб.
Вот подоконник советского детства. Минута
До пробужденья. Будильник срывается в хрип.

День начинается. Бедность латает прорехи.
Юность влюбляется. Зрелость влезает в долги.
Бодрое радио перечисляет успехи.
Серая улица быстро впитает шаги.

Я, дорогая, гудка не забыл заводского.
Что ж ты не рада, кудрявая? Что тебе, блядь,
Для исключительной радости надо такого,
Что не купить, не украсть – лишь по блату достать?

Стенку румынскую? Модное польское платье?
Может быть круг колбасы, или томик Дюма?
Что тебе надо, чтоб сразу раскрыла объятья,
Чтоб изнутри комнатёнку закрыла сама?

Бедные люди… Какие же бедные люди
Нас окружали, пока мы спешили взрослеть!
Мы их жалеем. Но мы их ни капли не любим.
Только котят можно сразу любить и жалеть.

Только за чайным грибом, как за стареньким дедом
Можно ухаживать, моя под краном его.
Бодрое радио перечисляет победы.
Серая улица. Серых вещей торжество.

Вот мы – немаркие, в штопанном и перешитом,
Как продолжение судеб оттенка кирзы.
Все мы когда-то попали сюда по ошибке
И прижились. И постигли терпенья азы.

И научились не слишком показывать зубки.
И убедили себя в том, что мир наш не плох.
А на дверном косяке – всё зарубки, зарубки.
А на заварочном чайнике белый горох. This entry was originally posted at https://beldmit.dreamwidth.org/929680.html. Your comment? (comment count unavailable comments)