December 24th, 2013

Я

Александру Лайку требуется помощь

Как я понимаю, нужны врачи в Одессе и Киеве, и юристы в Киеве. Подробности у Тинки (это его жена, знакомы мы почти 20 лет).

Оригинал взят у mordulino в Наболело
Я долго молчала. Наверное, даже слишком долго. И сейчас, похоже, продолжать молчать нельзя. Так что расскажу я не историю и не байку, а самое что ни на есть «как оно было на самом деле».
Жил-был талантливейший, широко известный в узких кругах человек Киссель Александр Георгиевич, он же Александр Лайк. Композитор, певец, поэт, писатель-фантаст. Почитать о том, кто он и что он людям, не вошедшим в те самые круги, можно тут: http://fandom.rusf.ru/about_fan/f_ukr/enc19.htm Статья о нем также имеется в энциклопедии-справочнике «Фантасты современной Украины».
Жил он в Киеве, практически в центре города в прадедовской квартире, постоянно отбиваясь от крайне настойчивых предложений оную квартиру передать в собственность посторонних лиц. Квартиру убеждали продать ну очень настойчиво, в ход шли угрозы и прочие способы давления. Дважды ее грабили, особенно уделяя внимание документам и фамильным ценностям.
После последнего ограбления Лайк приехал в Москву с просьбой о помощи. Я не буду сейчас подробно расписывать, как он боролся с алкогольной зависимостью. Это был долгий, мучительный процесс. Но в результате пить он перестал, снова начал писать музыку, песни, рассказы. Взялся за вторую часть романа «Свидетели рассвета».
27 апреля 2009 года произошла беда. Утром Лайк пошел провожать меня на метро. Домой он не вернулся. Обзвон больниц дал совершенно неожиданный результат – выяснилось, что его, избитого до полусмерти, подобрала «скорая помощь» недалеко от 36-й больницы. Как он оказался на другом конце города – никому до сих пор неизвестно.
Десять дней он пробыл в коме, почти месяц в больнице, в реанимации. Перелом основания черепа, две удаленные гематомы в обеих височных долях мозга. Наверное, не стоит говорить, что возбужденное в Москве уголовное дело зашло в тупик. Преступников так и не нашли. Из больницы он вышел в тяжелейшем состоянии. Вернее, даже не вышел, а был выдан на руки. По сей день у него не работает левая рука и не полностью восстановлены функции головного мозга. Композитор с абсолютным слухом, певец с пятью октавами голоса остался без того и другого, автор, мастерски игравший словами, оказался не в состоянии написать букву. Началась мучительная борьба за выживание. За четыре года он заново научился говорить, читать, писать, обслуживать себя.
Тем временем в Киеве над родовым гнездом продолжали сгущаться тучи… В квартиру приходили странные личности, представляясь друзьями, родственниками и даже арендаторами, с которыми якобы подписан договор об аренде. Даже показывали этот самый договор. Однако ответа на вопрос, где и когда эта бумага была подписана, у них не было. Да и не могло быть. В это время врачи 36-й больницы сражались за лайковскую жизнь. Только благодаря Диме Можаеву, оказавшемуся одним из немногих настоящих друзей, квартира не перешла в собственность неизвестно кого. С большими трудностями квартиру удалось приватизировать, и это – отдельная детективная история. Все препоны бюрократической системы были поставлены. Начиная от затягивания в выдаче элементарных справок и заканчивая вызовом в РОВД Шевченковского района города Киева, для подтверждения существования на этом свете гражданина Кисселя Александра Георгиевича. Кстати, впоследствии выяснилось, что деятельностью именно этого отдела РОВД заинтересовался отдел внутренних расследований.  Оказалось, что этот отдел в сговоре с ЖЕКом занимается рейдерскими захватами квартир стариков и одиноких алкоголиков, пополняя ряды бомжей.
Казалось бы, с доведенным до конца процессом приватизации и документами на квартиру на руках, история могла бы и завершиться. Но нет. На данный момент продолжаются проблемы. В уже совершенно другое отделение милиции поступило заявление о незаконной приватизации - якобы Лайк занимался квартирными махинациями. Это произошло как раз когда я задумалась о том, чтобы переехать в квартиру Лайка. Четыре года мы прятались от людей, желавших, будем называть вещи своими именами, ему смерти. Четыре года мы жили на съемных квартирах. Сейчас у меня просто нет возможности продолжать тянуть на плечах эту далеко не самую легкую ношу. И я прошу о помощи.
Прошу, во-первых, максимально распространить эту историю, потому что дальнейшее ее замалчивание может привести к новой беде. Если у кого есть знакомые журналисты, юристы, готовые и могущие разобраться в этой непростой ситуации, врачи, готовые помочь, и просто люди с руками, могущие помочь в приведении квартиры в порядок, помогите, пожалуйста!

Я

"Два капитана"

Книга, которую я читал в школе, и перечитал в последний раз пару лет назад. От перечитывания впечатление не испортилось — книга оказалась гораздо глубже, чем кажется, или, по крайней мере, чем казалась при прочтении в 13 лет и в другой стране. Что довольно сильно изменилось — так это контекст восприятия.

То есть да, конфликт Сани и Ромашова за чувства Кати уже тогда был понятен, и мало что изменилось в моем понимании того конфликта с тех пор. А вот образ Татаринова Николая Антоновича с тех пор я осознал как-то совсем по-другому. Дело тут не только в смене общественного строя.

В плюс ему идет то, что Николай Антонович сумел создать неплохую школу в советские времена, причем во времена наиболее смутные. Не особо любимого, но ценного Кораблева он там предпочел сохранить — хотя тут, несомненно, чувства Марии Васильевны тоже сыграли, в обе стороны. К его мнению — взвешенному — в советских инстанциях прислушивались: “летчик Григорьев” дальше капитана не продвинулся, но в лагеря не отправился, так что вряд ли это были доносы. Судя по всему, и в качестве предпринимателя он был успешен. Оставим на совести, насколько она бывает у литературного персонажа, рассказы Николая Антоновича о том, как он заботился о брате — скорее всего, забота действительно была, и финансовая помощь была, а то, сколь своеобразно оказанная помощь трактуется благодетелем и получателем, каждый из нас мог наблюдать в своей жизни неоднократно.

Собственно, единственное, что безусловно можно поставить ему в вину — это да, отправка с хорошими шансами на смерть своего брата. Но и то неочевидно, была ли это некомпетентность подготовки экспедиции, желание сэкономить и при этом заработать — обвинения Григорьева с цитатами о принадлежности прибыли, безусловно, в советские времена сами по себе подразумевали криминал, но сейчас-то скорее нет.

Но можно вспомнить все три экспедиции, послужившие прототипами “Святой Марии” и капитана Татаринова — Седова, Брусилова и Русанова. И выяснится, что подготовлены они примерно так же — даром, что злодея-ревнивца не было, но было, например, желание успеть к монаршьему юбилею. А там была и течь не сильно удаляясь от Архангельска, и чуть ли не дословно попавшие в текст романа жалобы на плохую подготовку и негодных собак, и конфликты уже внутри экипажа.

Надо сказать, что трактовка “Двух капитанов” в “Норд-Осте” сильно упрощена, что неизбежно при переносе двухтомника в трехчасовое представление. Собственно, пост навеян недавней дискуссией в фейсбуке — человек, книгу не читал, а мюзикл посмотрел-послушал.

Я не хочу данным постом сделать заявку на “Черную книгу Арктики”. Но поводов подумать над книгой больше, чем кажется.

This entry was originally posted at http://beldmit.dreamwidth.org/406322.html. Your comment? (comment count unavailable comments)
Программизм

Банковская безопасность для параноиков

I have an account with one of HSBC's banks and in my case their password
use is pretty impressive. (I don't know how it varies around the world
with different instances of HSBC.)

1. They chose the password, not me. (So not duplicated elsewhere, at
least not initially.) Short, alpha-numeric.

Collapse )

Первоисточник

This entry was originally posted at http://beldmit.dreamwidth.org/406780.html. Your comment? (comment count unavailable comments)